Я хочу другую маму

По данным Центра борьбы с насилием "Dardedze", в Латвии 30% детей в возрасте от 11 до 16 лет подвергаются эмоциональному, физическому или сексуальному насилию в семье. И это только учтенные сведения.

"Сокруши ему ребра, пока растет…"

…Уставшая от безденежья и неустроенности мама вымещает накопившуюся на весь белый свет злость на сыне: по поводу и без него гневается: истерически кричит, а потом применяет более "действенный метод воспитания" — побои. Зареванный пацан семи лет от роду в отчаянии кричит: "Я хочу другую маму…"

Одуревший от пьянства папочка сначала измывается над женой на глазах у дочки, а потом лупцует и ее, чем попадет под руку, до синевы и переломов. Девчонка сбегает из дома… Это не сцены из фильмов. Это наша действительность.

- Подобное, как правило, случается в неблагополучных семьях, — говорит директор Dardedze Лайла Балоде. — К нам из муниципальной и Государственной полиции доставляют сбежавших из дома детей в ужасном состоянии. Голодные, грязные, запуганные… Много трудов стоит нашим специалистам — врачам, психологам, чтобы успокоить, оттаять детей. Но в центре только 23 места. На реабилитации у нас такие ребята (иногда вместе с мамами) находятся в течение 30 дней. А потом их приходится отправлять домой.

- А если назад в семью ребенка возвращать опасно?

- Тогда мы ищем опекунов. Если же таковых не находим, отправляем в детский дом. Но чаще ребенка забирают домой. И очень трудно бывает убедить женщину постараться изменить свою жизнь, расторгнуть брак с человеком, который откровенно издевается и над ней, и над детьми. Одни продолжают совместное существование, потому что материально зависят от мужа, другие в свое время сами воспитывались в подобной семье и просто не знают, что бывают другие отношения. У нас был случай: отчим жесточайшим образом избил сына жены от первого брака. Мальчик попал в больницу. "Отец" — в тюрьму. Мама же заявила ребенку: "Ты испортил мне жизнь! Я теперь осталась одна, без денег и мужа". А другая женщина, мать троих подростков, после того как их родного отца посадили в тюрьму за жестокое избиение дочери, вообще отказалась от своих детей — сдала их в детдом. Объяснение: "Это вы виноваты, что отец теперь на нарах. Надо было слушаться…" Но подобные случаи  — редкость.

- В очень многих семьях с виду вполне приличные родители, люди образованные и обеспеченные считают, что пороть детей — их святая обязанность. "Меня отец драл как сидорову козу за малейшую провинность. Ничего, вырос и даже преуспел. И у него золотая слеза не выкатится", — рассуждают эти современные "Песталоцци".

- К сожалению, такой стереотип поведения очень распространен. И мало кто из родителей задумывается о последствиях. Перенесенные боль и унижение не закаляют ребенка, а ожесточают…

- Я уже слышу возражения некоторых наших читателей: как же тогда наказывать? Ведь без этого никак нельзя! Что, я и отшлепать своего не в меру разбушевавшегося отпрыска не могу?! Еще в "Домострое" было написано: "Сокруши ему ребра, пока растет"

- Наказывать надо, я не спорю. Но наказание должно быть адекватным. Иногда и выпороть не грех, особенно за дело. Только случаться такое должно крайне редко, раз-два в жизни ребенка. И за очень серьезный проступок. Хотя я считаю, что лучше все-таки обходиться без рукоприкладства. Однако, к большому сожалению, в семьях распространено не только физическое насилие над детьми, но и сексуальное.

"Идем смотреть кино!.."

В понятие "сексуальное насилие" входит не только непосредственно половой акт. Специалисты относят сюда привлечение несовершеннолетних к просмотру порножурналов и фильмов, мастурбацию и занятия сексом на глазах у детей, прикосновение к интимным местам ребенка, просьбы и требования "потрогать папу" (или маму)… Как рассказала Л. Балоде, 9-летняя девочка долгое время была уверена: то, что проделывает с ней папа, — мытье в ванной, поглаживания, поцелуи интимных мест — вполне нормально, так поступают все отцы. А раз ей это не нравится, значит, она плохая, не любит ласкового папочку. Из опрошенных работниками центра девятиклассниц более 14% сообщили, что подвергались сексуальному насилию в семье.

- И эти уроды — родные отцы?!

- Случается, что сексуально используют своих сыновей и родные мамы. В 80% процентах случаев этим занимаются просто близкие люди, вхожие в семью, родственники.

- Но за такие вещи надо в тюрьму сажать. Или принудительно лечить, по крайней мере.

- К сожалению, у нас считается так: не было полового акта — причем факт необходимо подтвердить судебно-медицинской экспертизой — не было и сексуального насилия. А значит, нет и уголовного дела. И потом, о подобных вещах дети не хотят рассказывать. Им страшно и стыдно, они чувствуют себя виноватыми. Да к тому же часто бывает (особенно, когда подобным занимается родственник или отчим), что мама, которой девочка пожаловалась, просто не верит ей, а то и обвиняет дочку: "Ты сама его соблазнила, мерзавка!" Потому и не боятся бесчинствовать насильники — иначе их называть я не могу. "Концовки" не было, а свечки никто не держал…

- Беда в том, что в нашей стране не готовят судебных экспертов-психологов, которые могли бы профессионально работать с детьми, подвергшимися сексуальному насилию, — говорит директор Рижского центра защиты прав детей, председатель думской комиссии по защите прав детей Янис Гулбис. — Потому тот, кто совершил противоправные действия, остается безнаказанным. Кстати, сексуальному насилию дети подвергаются и в школе. Я могу привести такой пример: в одной из столичных школ работала учительница — очень сексуально озабоченная дамочка. Для своих утех она использовала подростков, угрожая в случае отказа плохими оценками и аттестатом. Естественно, больше эта "леди" не переступит порог учебного заведения.

- А порог помещения, где на окнах решетки, она переступила?

- К сожалению, нет. Родители этих мальчиков, по их настоянию, наотрез отказались подать на "педагога" в суд. "Мы не хотим огласки! Это еще один стресс". По нашим законам, родители изнасилованного или сексуально использованного ребенка имеют право даже забрать уже поданное исковое заявление. И все — вроде как и не было преступления. Я считаю, что если бы у нас было побольше социальных педагогов, многих несчастий удалось бы избежать. Сейчас, правда, ситуация изменилась — практически в каждой рижской школе есть такой специалист. Но чего мне стоило пробить такую штатную единицу!..

- Ваш центр первым в Риге организовал детский телефон доверия — 7334441…

- О, когда это случилось, чего я только ни наслушался в свой адрес! И Павликов Морозовых мы хотим сделать из детей, и стукачей — агентов КГБ воспитаем… Сейчас утихли все крикуны, наконец поняли, как важно то, что мы делаем. Сколько трагедий предотвратили наши специалисты, скольким помогли и словом, и делом! Бывали и курьезы. Одна мама положила около телефона нашу карточку, чтобы ее четырехлетний малыш, оставленный дома "на часок-другой", если вдруг ему станет страшно одному, позвонил нам. Что он и сделал: "Мне скучно", — сообщил мальчик. Поговорили, сказку рассказали. Потом: "Уже темно, а мамы нет". Успокоили. И в конце концов спать "уложили" по телефону. Когда мама потом позвонила поблагодарить, мы ей, естественно, высказали все, что считали нужным…

"Кого ты больше любишь?"

Не меньше страданий доставляет ребенку эмоциональное насилие. Можно ни разу не ударить свое чадо, но методично убивать его словами. На протяжении нескольких лет очень современная и благополучная мама, желая добра своей дочери, заставляла ее заниматься музыкой. А поскольку ни таланта, ни особой тяги к занятиям у девочки не оказалось, не было и успехов. Это выводило маму из себя, она постоянно пилила "нерадивую, ленивую, никчемную, ни на что не способную уродку, желающую только книжки читать…" В 16 лет девочка не выдержала и ушла из дома. Попала в центр "Dardedze", прошла реабилитацию… Но категорически отказалась возвращаться домой. За эмоциональное насилие над дочерью, по решению Сиротского суда, маму лишили родительских прав. Два года девушка прожила в детдоме, пойдя туда добровольно…

Муж и жена не сошлись характерами. Во время развода они долго делили имущество. Но никак не могли договориться, кому "достанется" девятилетний сын. По латвийскому законодательству, в Сиротском суде ребенка начиная с 7-летнего возраста разрешается спрашивать, с кем он хочет жить после того, как один из родителей покинет семью. Как правило, растерявшийся маленький человек отвечает: "С мамой и папой". Эти мама и папа, готовя сына к ответственному выбору, изводили его вопросами: "Кого ты больше любишь? Кто лучше — мама или папа?" Мальчик так и не смог выбрать. Он одинаково любил и маму, и папу. Не выдержав эмоционального насилия — именно так трактуют действия "любящих" родителей специалисты, — ребенок покинул обоих. Навсегда.

Многие психологи эмоциональное насилие считают самым страшным. Физическая боль забывается. А унижения, оскорбления, ощущение ненужности человек помнит очень долго. Хотя и вспоминает, как дразнили в школе "жиртрестом" или "каланчой", с улыбкой. Но с грустной.

…Мама занята, папа работает, им некогда поговорить с дитятком. "Достала своими вопросами, отвянь!" — орет нежная маменька. Невдомек ей, что нормально развивающийся ребенок-дошкольник может задавать до 2500 вопросов. И, как ни покажется маме странным, хочет получить ответы. Хотя бы на некоторые "почему" и "как". "Ты бы английским занялся, придурок", — поучает папенька по телефону. И даже не догадывается, что парня тревожит.

- "Как познакомиться? Поссорилась с подругой — что делать? Я влюбилась, а он… Боюсь идти домой — меня снова изобьют…" — за неполные два года работы бесплатного детского телефона доверия (8009000) кризисного центра "Skalbes" мы получили 145 тысяч звонков, — говорит вице-президент центра магистр психологии Наталия Бахмачева. — Часто детям не хватает общения с близкими, в семье нет доверия и тепла, поэтому многие из них и не умеют строить отношения со сверстниками. Мы выслушиваем ребенка, вместе анализируем сложившуюся ситуацию. Пытаемся научить его самостоятельно принимать решение. И даем информацию, где он еще может получить необходимую ему помощь. А иногда детям просто необходимо выговориться, излить душу. Я рада тому, что ваша газета пишет об этой проблеме. Нам пока звонили в основном латышские дети. Скоро будут готовы буклеты и плакаты на русском языке.

…В полупустом храме перед иконой стояла девочка лет 12. "Боженька, миленький, я тебя очень прошу, сделай так, чтобы мама и папа меня никогда не били. И не кричали…" Боже, спаси Латвию!

Источник: Наталья ВОРОНОВА, MK Латвия

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha