"Считайте меня идиотом"

А ведь как здорово все начиналось: все выходные Анатолий с женой принимали гостей. Под холодную водочку, под домашнюю закуску. В понедельник утром проснулся хорошо отдохнувшим, сел за руль — и результат: на год лишился прав, уплатил 400 латов штрафа и 5 дней отсидел в тюрьме.

Теперь Анатолий припоминает, что чувствовал–то себя с утра неважно. Как с похмелья. И фирма, главное — солидное учреждение по перевозке грузов, где он зарекомендовал себя надежным водителем, просила работников: чем выходить в постпраздничном состоянии, лучше не выходить совсем. Мы поймем — так всем дешевле будет.

Нет, поехал. А все, говорит, от безнаказанности. Раньше и не в таком виде работал и всегда проскакивал благополучно. А тут чувствовал себя даже лучше обычного. Ведь 12 часов прошло с последней рюмки. Когда дыхнул в трубку, глазам не поверил — 0,98 промилле, в крови и того больше — 1,02. Суд был удивительно скорым (уже на следующий день), но совершенно справедливым, считает Анатолий.

Ведь не посади его, совершенно благополучного семьянина, все могло кончиться гораздо печальнее. Пусть не в этот раз, так в следующий точно. Поскольку, набравшись уже теперь смелости, констатирует: выпив даже бутылку пива, чувствуешь, как замедляются реакции организма, притупляется внимание, совсем другое восприятие дороги. А ведь сколько таких, что не просто с похмелья ездят — пьют за рулем! Ради этого и сдался "Вести Сегодня" — в качестве примера.

Хотя сам пример признает слабоватым — до того как сел, никакие чужие мудрые рассказы или ролики про завещание органов, говорит, до него не доходили. Только тюрьма — "какой все–таки умный человек ее придумал". Конкретно для Анатолия "придумали" следующее: изолятор временного содержания ГУП в самом центре латвийской столицы, на Аспазияс, 7. С тех пор прошел месяц, а он до сих пор в состоянии шока.

Казалось бы, раз уж так вышло, в кои–то веки выдались пятеро суток для полного отдыха, лежи, решай кроссворды. Но это легкомысленное предложение вызывает на лице моего собеседника гримасу настоящего ужаса. "Какой там отдых!!! Нет, на сами условия пожаловаться не могу — два раза в день можно принимать душ, три раза в день кормят, качество еды прекрасное — прямо скажу, не по заслугам (впрочем, морально я все эти услуги оплатил многократно). В основном каши, но вкусно, с мясом или сосисками. Каждый обед — новый суп, даже масло давали. Кроссвордов наразгадывался, дурацкую американскую фантастику наконец прочитал — дома бы в жизни не осилил. Чистый пионерский лагерь, но вот атмосфера… Анатолий достает тоненькую школьную тетрадку и демонстрирует вполне приличные рисунки, на которых во всей красе угрюмый интерьер тюремной камеры. Объясняет, что сроду не было у него никаких творческих позывов, а тут даже дневник завел. "Представьте помещение 4 на 4 метра, окон нет, из освещения — две лампочки, которые светят круглосуточно. Кроватей нет, все четверо жильцов спят на небольшом деревянном помосте — тоненький туристический коврик, ветхое одеяло, подушек нет.

И главное — там нет дня и ночи. Всегда один и тот же полумрак. Поэтому спать невозможно в принципе. Только по выдаче пищи завтрак–обед–ужин различаешь время суток. Здание в центре города, а в камере просто глохнешь от тишины, варишься ж в собственном соку все время.

Нам, осужденным по Административному кодексу, в отличие от уголовников, раз в день положена прогулка. Но что это значит — во дворике размещена настоящая клетка (даже потолок из прутьев), и вот по этому обезьяннику "гуляешь". Чувствовать себя преступником — это само по себе ощущение особенное. А в камере ты никем другим быть не можешь — вот снимают отпечатки твоих пальцев, вот фотографируют анфас–профиль, и чувствуешь себя абсолютно беспомощным — кто–то наверху нажмет не ту кнопку, и в жизни больше не увидишь свободы. Два раза в сутки проверки: имя, фамилия, персональный код, статья. Надзиратели — те делятся на две категории. Одни, опьяненные властью, вовсю ею наслаждаются за счет унижения слабых. Другие — совершенно нормальные люди и с заключенными обращаются по–человечески.

Говорят, во второй раз все это переносится уже легче, но я ни за какие коврижки не хочу еще раз оказаться в тюрьме. И ради чего, спрашивается? Организму чистый вред, семья страдает, жизнь перекошена… И все это ради лишней рюмки? Овчинка выделки не стоит. Тем более что попадись я второй раз, по закону, уже буду проходить по Уголовному кодексу: минимум год тюрьмы и пожизненное лишение прав. Оно и на первом этапе нервотрепка та еще, ведь машину — будь она твоя или фирмы — доставляют на специальную стоянку. В качестве залога, что ты выплатишь штраф в течение месяца. А не выплатишь — продадут с молотка и вычтут необходимую сумму. А за стоянку и прочие труды тоже платить надо. У меня вышло около 50 латов. Спасибо, судья дал отсрочку от заключения на несколько дней — все по–людски!"

Из всей этой истории Анатолий сделал интересный вывод — как ни странно, в пользу прогресса. Задерживать пьяный люд за рулем теперь стали намного чаще не потому, что люди больше пьют. Просто ужесточили контроль и за водителями, и, очевидно, за полицейскими. "Они ж, черти, денег теперь не берут. Конечно, хотел дать. Зачем же мне прав лишаться, а им по 200 латов на брата разве не выгодно? Тем более сколько нас таких гавриков — живи и радуйся. Не берут. И сокамерники мои пробовали давать — тоже не взяли. Да, похоже, и они в камеры–то не рвутся. Тем более что трубочка, в которую дышишь, как я заметил, к компьютеру подсоединена. Отмазать кого–то сложно, хотя за хорошие деньги все можно сделать. Но ведь не берут!!!"

Впрочем, резюмирует Анатолий, правильно все. "Если б кто пьяный на моего ребенка наехал, я б не стал ждать приговора, тогда б и тюрьмы не побоялся. Скажу честно: выпивать не зарекаюсь. Но строго в меру и глубоко отдельно от руля. В тюрьму я больше не хочу. А если по такой вот дурости снова там окажусь, считайте меня идиотом (тьфу–тьфу–тьфу, надеюсь, обойдется)".

Источник: Елена СЛЮСАРЕВА, Вести сегодня

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha